ENG  РУС

Свобода приходит с разумностью. Джидду Кришнамурти

Беседы Кришнамурти - просты и сложны одновременно. В них нет философских терминов, они изложены доступным и понятным каждому языком, но это далеко не лёгкое чтение - это своего рода внутреннее путешествие, исследование, которое заставляет встретиться лицом к лицу с самим собой, признать свои страхи и ограничения, увидеть реальные мотивы своей жизни и тем самым  на несколько шагов приблизиться к настоящей свободе.

В отрывке из книги "Движение жизни" - беседа о страхе и подражании, о задачах образования и учителей, о свободном уме и истинном творчестве.

 

КРИШНАМУРТИ: Мы рассматривали проблему страха. Мы видели, что большинство из нас боится и что страх подавляет инициативу, потому что заставляет нас цепляться за людей и вещи, как лиана цепляется за дерево. Мы цепляемся за своих родителей, своих мужей, своих сыновей, своих дочерей, своих жён и своё имущество. Это — внешняя форма страха. А будучи внутренне испуганными, мы боимся остаться одни. Мы можем иметь великое множество одежды, драгоценностей или другого имущества, но внутренне — психологически — мы очень бедны. И чем беднее мы внутренне, тем больше мы стараемся обогатиться внешне, цепляясь за людей, положение, собственность.

Когда мы боимся, мы цепляемся не только за внешние вещи, но и за внутренние, такие как традиция. Для большинства старых людей, и для тех людей, которые внутренне недостаточны и пусты, традиция очень много значит. Замечали ли вы это у своих друзей, родителей, учителей? Замечали ли вы это в себе?

В момент, когда появляется страх, внутренний страх, вы пытаетесь прикрыть его респектабельностью, следованием традиции и потому утрачиваете инициативу. Поскольку у вас нет инициативы и вы просто чему- то следуете, традиция становится очень важной — традиция того, что говорят люди, традиция, пришедшая из прошлого, традиция, лишённая жизненности, внутренней энергии, так как она является лишь повторением без всякого смысла.

Когда человек боится, всегда есть склонность подражать. Вы это заметили? Люди, которые боятся, подражают другим; они цепляются за традицию, они стараются держаться своих родителей, своих жён, своих братьев, своих мужей. А подражание убивает инициативу. Вы знаете, что когда вы рисуете или пишете красками дерево, вы не создаёте его подделки, вы не копируете его точно таким, как оно есть, что было бы просто фотографией. Чтобы свободно написать дерево или цветок или закат солнца, вы должны чувствовать, что они говорят вам, их смысл, их значение.

Это очень важно — пытаться передать смысл и значение того, что вы видите, не просто копировать, потому что тогда вы пробуждаете творческий процесс. Для этого необходим свободный ум — ум, не обременённый традицией, подражанием. Но взгляните на свою жизнь и жизнь окружающих вас — как она традиционна, как подражательна!

В определённых делах вы вынуждены подражать — например, в одежде, которую вы носите, в книгах, которые вы читаете, в языке, на котором говорите. Всё это — формы подражания. Но необходимо выходить за пределы этого уровня и свободно продумывать всё самому, чтобы вы не принимали бездумно сказанное другим, не имеет значения, кто это — учитель в школе, родитель или один из великих религиозных учителей. Очень важно думать самому, не следовать чему-то, ибо следование чему-то означает страх, разве нет? В тот момент, когда кто-то предлагает вам то, чего вы хотите, — рай, небеса или лучшую работу, — возникает страх не получить это, и тогда вы начинаете признавать, следовать. Пока вы чего-то хотите, страх неизбежен, а страх уродует ум так, что вы уже не можете быть свободным.

Знаете ли вы, что такое свободный ум? Вы когда-нибудь наблюдали за собственным умом? Он не свободен, не так ли? Вы всегда следите за тем, что говорят о вас ваши друзья. Ваш ум подобен дому, обнесённому забором или колючей проволокой. В таком состоянии не может произойти ничего нового. Новое происходит лишь тогда, когда страха нет. А уму чрезвычайно трудно быть свободным от страха, потому что это подразумевает подлинную свободу от желания подражать, следовать, свободу от желания накапливать богатства или соответствовать традиции, — что не означает каких-либо возмутительных, неподобающих поступков с вашей стороны.

Свобода ума приходит, когда нет страха, когда ум не имеет желания рисоваться, выставлять себя напоказ и не плетёт каких-то хитростей ради положения или престижа. Тогда для него нет смысла в подражании. И это важно — иметь такой ум, иметь ум, действительно свободный от традиции, которая представляет собой механизм, формирующий умственные привычки.

Разве всё это чересчур сложно? Не думаю, что это так же сложно, как ваша география или математика. Это много легче, только вы никогда об этом не думали. Вы проводите, возможно, десять или пятнадцать лет своей жизни в школе, собирая всевозможную информацию, и всё же у вас не находится времени — ни недели, ни даже дня, чтобы полностью, всесторонне обдумать что-нибудь из этого. Вот почему всё это представляется таким сложным; но на самом деле ничего сложного в этом нет. Наоборот, если вы потратите на это какое-то время, то сможете сами увидеть, как действует ваш ум, как он работает, как реагирует.

И очень важно начать понимать свой ум, пока вы молоды, иначе вы будете вырастать, следуя какой-то традиции, а в этом очень мало смысла; вы будете подражать, то есть продолжать культивировать страх, и поэтому вы никогда не будете свободными.

Обратили ли вы внимание на то, насколько здесь, в Индии, вы связаны традицией? Вы должны вступать в брак определённым образом, ваши родители выбирают вам мужа или жену. Вы должны выполнять определённые ритуалы. В них может не быть никакого смысла, но вы должны их выполнять. У вас есть лидеры, за которыми вы должны идти. Всё вокруг вас, если вы заметили, свидетельствует об образе жизни, в котором авторитет утвердился очень прочно. Есть авторитет гуру, авторитет политической группы, авторитет родителей и общественного мнения.

Чем древнее цивилизация, тем больше вес традиции с её системой подражания, и будучи придавлен этой тяжестью, ваш ум никогда не бывает свободным. Вы можете говорить о политической или ещё какой-нибудь свободе, но вы, как индивидуум, никогда не имеете подлинной свободы самостоятельного исследования, вы всегда следуете — следуете идеалу, какому-нибудь гуру или учителю или какому-нибудь абсурдному суеверию.

Таким образом, вся ваша жизнь заключена в рамки, ограничена, подчинена определённым идеям; а глубоко внутри вас сидит страх. Как вы можете думать свободно, пока вы боитесь? Вот почему так важно осознавать всё это. Если вы видите змею и знаете, что она ядовита, вы отходите, вы не приближаетесь к ней. Но вы не знаете, что захвачены системой подражаний, которые подавляют инициативу, вы подчиняетесь им бессознательно. Но если вы начинаете осознавать их и как они удерживают вас, если осознаёте факт, что вы хотите подражать, потому что вы боитесь того, что скажут люди, боитесь своих родителей или своих учителей, тогда вы можете видеть эти подражания, которые вас порабощают, можете рассматривать их, можете изучать их, как изучаете математику или любой другой предмет.

Сознаёте ли вы, например, почему к женщинам вы относитесь не так, как к мужчинам? Почему вы относитесь к женщинам пренебрежительно? По крайней мере мужчины часто делают это. Почему вы ходите в храм? Почему выполняете ритуалы? Почему следуете своему гуру?

Видите ли, сначала вы должны осознать всё это, и тогда вы можете рассмотреть это глубже, можете спрашивать, можете изучать; но если вы слепо принимаете всё лишь потому, что так было последние тридцать веков, в этом нет никакого смысла, не так ли? Ясно, что если мы в чём-то и нуждаемся в мире, то уж никак не в большем количестве подражателей, лидеров и последователей. Кто нам нужен сейчас, так это индивидуумы, вроде вас и меня, кто начинает изучать эти проблемы не поверхностно или случайно, а всё более и более глубоко, чтобы дать уму свободу для творчества, свободу думать, свободу любить.

Образование — способ выявить наше подлинное отношение к вещам, к другим человеческим существам и природе. Но ум создаёт идеи, и эти идеи становятся такими сильными, такими подавляющими, что не позволяют нам видеть ничего за их пределами. Пока существует страх, сохраняется следование традиции; и пока существует страх, остаётся подражание. Ум, который только подражает, — механичен, не правда ли? В своём действии он подобен машине, он не творит, он не продумывает встающие перед ним проблемы. Он может производить определённые действия, может достигать определённых результатов, но это не творческий ум.

Так вот, всем нам — вам и мне, и учителям, и менеджерам, и руководителям — следовало бы заняться этими проблемами совместно, чтобы к тому времени, когда вы уйдёте отсюда, вы были бы зрелыми индивидуумами, способными думать самостоятельно, и не зависели от какой-нибудь традиционной глупости. Тогда в вас будет достоинство истинно свободного человека.

В этом главный смысл образования - не в том, чтобы просто подготовить вас к сдаче определённых экзаменов, а затем вынудить вас всю оставшуюся жизнь делать то, чего вы не любите, — например, быть адвокатом, клерком, домашней хозяйкой или машиной для деторождения. Вы должны настаивать на получении такого образования, которое подвигает вас думать свободно, без страха, помогая вам исследовать, понимать; и вы должны требовать его от своих учителей. Иначе жизнь проходит впустую — не так ли? Вы "образованны", вы сдали свои экзамены на степень бакалавра или магистра, получили работу (которую вы не любите, но вам нужно зарабатывать деньги), потом вы женитесь и заводите детей, и на этом всё — вы увязли на всю оставшуюся жизнь. Вы — жалкие, несчастные, сварливые, вам нечего больше ждать, кроме ещё большего количества детей, большего голода, больших несчастий. Это ли вы называете целью образования?

Ясно, что образование должно помочь вам стать настолько разумными, чтобы вы делали то, что любите, а не увязли бы в какой-нибудь бессмыслице, которая сделает вас несчастными на весь остаток жизни.

Таким образом, пока вы молоды, вам нужно пробуждать в себе пламя недовольства; вам надо быть в состоянии революции. Это время исследовать, открывать, расти; поэтому требуйте, чтобы ваши родители и учителя учили вас надлежащим образом. Не удовлетворяйтесь сидением в классе и поглощением информации о таком-то короле или такой-то войне. Будьте недовольными, приходите к своим учителям, спрашивайте, выясняйте. Если они не разумны, своими вопросами вы поможете им стать разумными, и когда оставите школу, будете расти зрелыми, истинно свободными. Вы будете продолжать учиться всю жизнь, до самой смерти, и будете счастливым, разумным человеческим существом.

УЧАСТНИК БЕСЕДЫ: Как нам обрести привычку к бесстрашию?

КРИШНАМУРТИ: Обратите внимание на слова, которыми вы пользуетесь. "Привычка" подразумевает движение, которое повторяется снова и снова. Если выделаете что-то снова и снова, даёт ли это что-нибудь, кроме однообразия и скуки? Разве бесстрашие — привычка? Конечно, бесстрашие приходит лишь тогда, когда сталкиваясь с превратностями жизни, вы способны со вниманием разобраться в них, увидеть их и исследовать их, — но не измученным умом, подвластным привычке.

Обусловленный ум не свободен, потому что он никогда не может выйти за пределы своих границ, за барьеры, воздвигнутые им вокруг себя; это очевидно. И такому уму очень трудно освободиться от обусловленности и шагнуть за её пределы, поскольку эта обусловленность навязывается ему не только обществом, но и им самим. Вам нравится ваша обусловленность, потому что вы не смеете её преодолеть. Вы боитесь того, что скажут ваши мать и отец, что скажут общество и священник, поэтому вы помогаете создавать барьеры, которые удерживают вас. Это тюрьма, в которую заключено большинство из нас, и в этом причина того, что родители всегда говорят вам, — как и вы в свою очередь будете говорить своим детям, — что делать и чего не делать.

Что обычно происходит в школе, особенно если вам нравится ваш учитель? Если вам нравится ваш учитель, вы хотите следовать за ним, вы хотите подражать ему, поэтому обусловленность вашего ума становится всё более и более жёсткой, прочной.

Скажем, к примеру, в общежитии вами занимается учитель, который каждый день совершает свои религиозные ритуалы. Если вам нравится это зрелище или его красота, вы тоже начинаете их выполнять. Другими словами, вы становитесь всё более обусловленными, и такая обусловленность очень эффективна, потому что когда человек молод, он более страстен и более впечатлителен, склонен к подражанию. Не знаю, станете ли вы творческими людьми, — вероятно, нет, потому что родители не разрешат вам выйти за стену, они не хотят, чтобы вы выглядывали за пределы своей обусловленности. Таким образом, вас женят, втискивают в форму, — и вот вы уже прикованы на всю жизнь.

Пока вы молоды, вас легко обуславливать и загонять в форму. Говорят, что если ребёнка — хорошего, разумного, живого ребёнка — отдать в обучение священнику всего лишь на семь лет, ребёнок будет настолько обусловлен, что по существу всю остальную жизнь будет продолжать в том же духе. Так может произойти и в школе того типа, о котором мы говорим, когда учителя сами не свободны от обусловленности. Они точно такие же, как и все другие. Они выполняют свои ритуалы, у них свои страхи, у них своя жажда гуру, и по мере того как они обучают вас, а также потому, что вам может понравиться определённый учитель или вас привлечёт красивый ритуал и вы захотите исполнять его, — вы бессознательно впадаете в подражание.

Почему пожилые люди выполняют ритуалы? Потому что ещё до них то же делали их отцы, а также потому, что это вызывает у них определённые чувства, ощущения, успокаивает их внутренне. Они поют какие-то молитвы, думая, что если они не будут этого делать, то могут погибнуть, а молодые люди копируют их — так и начинается ваше подражание.

Если бы сам учитель усомнился во всех этих ритуалах, если бы он действительно обдумал их, что делают очень немногие люди, — если бы он использовал свой разум, чтобы рассмотреть их непредвзято, он быстро обнаружил бы, что в них нет никакого смысла. Но чтобы исследовать и открыть истину в этом вопросе, нужна немалая свобода. Если вы уже предубеждены в пользу чего-то, а потом пытаетесь это исследовать, то ясно, что никакого исследования не может быть. Вы будете только укреплять своё предубеждение, свой предрассудок.

Поэтому очень важно для учителей и самим начать избавляться от обусловленности, и помогать детям избавиться от обусловленности. Зная обуславливающее влияние родителей, традиции, общества, учитель должен поощрять в детях не бездумное принятие, а исследование, сомнение.
Если вы наблюдаете по мере того как вы растёте, вы начинаете видеть, как разные влияния формируют вас, как вместо того, чтобы помочь вам думать, вам говорят, что вам следит думать. В конечном счёте, если вы не взбунтуетесь против этого процесса, то вы станете похожими на автоматический механизм, функционирующий без творчества, без оригинальной мысли.

Вы все боитесь, что если вы не приспособитесь к обществу, то вы не сможете заработать на жизнь. Если ваш отец адвокат, вы считаете, что тоже должны быть адвокатом. Если вы девушка, вы смиряетесь с тем, что вас выдадут замуж. Что же происходит? Вы начинаете как юное существо с массой живой энергии и энтузиазма, но всё это постепенно разрушается обуславливающим влиянием ваших родителей и учителей с их предрассудками, страхами и суевериями. Вы покидаете школу и выходите в мир, наполненные информацией, но в вас уже нет жизненной силы, чтобы исследовать, чтобы бунтовать против традиционных глупостей общества.

Вы сидите здесь, слушая всё это, — а что вас ждёт, когда вы, наконец, сдали ваши экзамены на бакалавра или магистра? Вы очень хорошо знаете, что вас ждёт. Если вы не будете восставать, вы станете точно такими же, как весь остальной мир, потому что не посмели быть другими. Вы будете настолько обусловлены, настолько ограничены, что станете бояться потерпеть поражение, живя и действуя на свой страх и риск. Ваш муж или ваша жена будут управлять вами, — а общество будет указывать вам, что вы должны делать; вот так, поколение за поколением, длится подражание. Нет подлинной инициативы, нет свободы, нет счастья; нет ничего — есть только медленная смерть.

Зачем получать образование, учиться читать и писать, если вы и дальше собираетесь всего лишь функционировать наподобие машины? Но это то, чего хотят ваши родители, и это то, чего хочет мир. Мир не хочет, чтобы вы думали, он не хочет, чтобы вы были свободны, потому что тогда вы станете опасными гражданами, не будете соответствовать установленному шаблону. Свободный человек никогда не считает, что он принадлежит какой-то определённой стране или классу или типу мышления. Свобода означает свободу на любом уровне, без исключений, а думать только определённым образом — это не свобода.

Поэтому, пока вы молоды, очень важно стать свободными, не только на сознательном уровне, но и глубоко внутри. Это значит, что вы должны быть внимательны к себе, всё больше и больше осознавать влияния, которые стремятся управлять вами и над вами господствовать; это значит, что вы никогда не должны бездумно принимать, но всегда сомневаться, исследовать, бунтовать.

УЧАСТНИК БЕСЕДЫ: Как можем мы освободить свой ум, живя в обществе, полном традиций?

КРИШНАМУРТИ: Прежде всего — вы должны иметь желание, потребность быть свободными. Это подобно стремлению птицы летать или воды в реке — течь. Есть ли у вас такая жажда стать свободными? Если есть — что тогда будет? Ваши родители и общество стараются силой вогнать вас в форму, подогнать под шаблон. Можете ли вы сопротивляться им? Вы увидите, что это трудно, потому что вы боитесь. Вы боитесь не получить работу, не найти подходящего мужа или жену; вы боитесь, что умрёте от голода, или того, что скажут о вас люди. Хотя вы и хотите быть свободными, вы боитесь и потому не готовы сопротивляться. Страх перед тем, что могут сказать люди или сделать ваши родители, останавливает вас, и таким образом вас загоняют в форму, подгоняют под шаблон.

Можете ли вы сказать: "Я хочу знать, и мне всё равно, буду я голодать или не буду. Что бы ни случилось, я намерен бороться с преградами этого прогнившего общества, потому что хочу свободы узнавать самому"? Можете ли вы так сказать?

Когда вы боитесь, можете ли вы справиться со всеми этими преградами, этими воздействиями?
Поэтому так важно с самого раннего возраста помогать ребёнку увидеть результаты страха и быть свободным от него. В тот момент, когда вы пугаетесь, приходит конец свободе.

УЧАСТНИК БЕСЕДЫ: Но если мы были воспитаны в обществе, основанном на страхе, как можем мы освободиться от страха?

КРИШНАМУРТИ: Осознаёте ли вы, что боитесь? Если да, то как вы собираетесь освободиться от страха? Вы и я должны это выяснить, поэтому думайте вместе со мной.

Когда вы осознаёте, что вы боитесь, что вы фактически делаете? Вы убегаете от этого, не так ли? Вы хватаетесь за книгу или отправляетесь на прогулку, — вы стараетесь забыть о страхе. Вы боитесь родителей, общества, вы осознаёте этот страх и не знаете, как справиться с ним. В действительности вы боитесь даже смотреть на него, потому и бежите от него в разных направлениях. Вот поэтому-то вы и продолжаете учиться и сдавать экзамены до последнего момента, когда вам придётся столкнуться с неизбежным и действовать. Вы постоянно пытаетесь убежать от своей проблемы — но это не поможет вам решить её. Вам придётся столкнуться с ней.

Итак, можете ли вы смотреть на свой страх? Если вы хотите рассмотреть птицу, увидеть форму её крыльев, её ноги, клюв, вы должны подойти к ней очень близко, не так ли? Так же, если вы боитесь, вам нужно рассмотреть свой страх очень внимательно. Убегая от страха, вы только усиливаете его.
Пусть, например, вы хотите посвятить свою жизнь чему-то, что вы действительно любите, но ваши родители говорят, что вы не должны этого делать, и угрожают вам чем-то ужасным, если вы не послушаетесь. Они говорят, что не будут давать вам денег, и вы пугаетесь. Вы так испуганы, что даже не осмеливаетесь смотреть на свой страх. Тогда вы сдаётесь, и страх продолжается.

УЧАСТНИК БЕСЕДЫ. Что такое подлинная свобода, и как её достичь, приобрести?

КРИШНАМУРТИ: Истинная свобода — не что-то такое, что можно приобрести, она — результат разумности. Вы не можете пойти и купить свободу на рынке. Вы не можете добыть её с помощью чтения книг или слушая чьи-нибудь разговоры. Свобода приходит с разумностью.

Но что такое разумность? Возможна ли разумность, когда есть страх или когда ум обусловлен? Когда ваш ум во власти предрассудков, или вы считаете себя замечательным человеком, или вы очень честолюбивы и жаждете карабкаться вверх по лестнице успеха, мирского или духовного, — возможна ли тогда разумность? Когда вы озабочены собой, когда вы за кем-то следуете или кому-то поклоняетесь, — возможна ли разумность? Несомненно, разумность приходит, когда вы понимаете и порываете со всей этой глупостью. Так что к этому вам и нужно приступить; и, прежде всего, — осознать, что ваш ум не свободен. Вам нужно увидеть, как всё это связывает ваш ум, и в этом — начало разумности, которая приносит свободу. Вам нужно найти ответ самому. Какая польза от того, что кто-то другой свободен, если вы не свободны, или что у кого-то другого еда есть, если вы голодны?

Чтобы быть творческим человеком, что означает обладать подлинной инициативой, должна быть свобода; а для свободы нужна разумность. Поэтому вам нужно исследовать и выяснить, что же препятствует разумности. Вам нужно изучать жизнь, нужно подвергать сомнению общественные ценности, сомневаться во всём, и не принимать что-либо только потому, что вы боитесь.


+7 (831) 433-01-82

+7 (831) 433-21-54

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

603005, Россия,
Нижний Новгород
ул. Алексеевская, 41
НА КАРТЕ


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!

Записаться на обучение

Заказать звонок

Онлайн консультация

 

Подписаться
на рассылку новостей